ЖЁЛТЫЕ СЛИВЫ
Как бьются за чужие деньги беглые «бунтари» из Беларуси
Главная » ЗМАГАРЫ » Как бьются за чужие деньги беглые «бунтари» из Беларуси

Как бьются за чужие деньги беглые «бунтари» из Беларуси

Тайны паучьих гнёзд

В то время как наиболее безбашенные «протестуны» второй половины прошлого года понуро пачками отбывают к местам исправления, их предводители все еще жаждут реванша. Эти смельчаки разъехались по сопредельным странам и исподтишка подзуживают оставшихся в Беларуси радикалов к активным действиям в конце марта. При этом все прекрасно понимают, что их поезд ушел. Они уже бывшие и отработанный материал. Страну перевернуть не удалось в августе — сентябре 2020‑го, сейчас не получится тем более. Но им этого уже и не нужно. Их заботит всегда актуальная тема пропитания завтра. Для этого готовы вновь будоражить людей, толкать их под статьи административного и Уголовного кодексов, ломать судьбы, чтобы назваться лидерами протестов. Под это еще могут дать денег, поэтому пауки в банке уже грызутся между собой за мнимое лидерство. Ничего личного. Только бизнес. Мы расскажем, как это происходит. Кто за кем стоит и в какую сторону тянет одеяло. Какие сценарии подставы белорусов готовят беглые и кто им помогает за рубежом. Но обо всем по порядку.

У истоков продажности

То, что так называемая титульная оппозиция всегда кормилась с рук западных доноров, уже давно ни для кого не секрет. Годами действовала стандартная схема, которую сильные мира сего использовали для «поддержки демократии» в странах, которые эти сильные считают сферой своих интересов. Поэтому они не скупились на пестование структур влияния на внутриполитические процессы в Беларуси. Государство это замечало, раз за разом усложняло условия для такой деятельности, а то и в открытую гнало поганой метлой структуры, которые ее продвигали. Как в свое время фонд Сороса и ему подобные конторы. Но и те в шапку не спали и искали разные обходные маневры.

За неимением лучшего структуры титульной оппозиции достаточно долгое время воспринимались западными донорами как безальтернативные рычаги влияния на политические процессы в Беларуси. До определенного момента считалось, что именно они должны были играть ведущие роли в необходимых трансформациях в нашей стране. Но присосавшись к зарубежным денежным потокам и не имея сколько-нибудь серьезной поддержки в обществе, «титулы» наилучшим образом освоили лишь один навык — воровать грантовые деньги.

Грантовая система внешне выглядела пристойно и незамысловато. Правительства зарубежных стран выделяли деньги на проведение «демократических реформ». Напрямую они их перечислять или давать наличными не могли, поскольку это расценивалось бы как прямое вмешательство во внутренние дела государства. Поэтому создавалось некоторое количество (и немалое) различного рода фондов, неправительственных организаций, попросту говоря прокладок, через которые и реализовывалась стратегия влияния и ее финансирование.

Нашим законодательством любое финансирование из-за рубежа политической деятельности запрещено. Впрочем, как и во многих других государствах мира. Наши политические структуры в виде партий или общественных инициатив хитрили. Придумывали проекты, например, образовательной, культурной, экологической тематики, под которые и получали деньги. То есть под деятельность непосредственно партий средства не поступали, но представляющие их физические лица и соискатели «неполитических грантов», как правило, были одни и те же.

Вот показательный пример, иллюстрирующий схему.

Как-то группа товарищей запросила у правительства Королевства Нидерландов грант на 36 000 евро под проект «Центры по работе со сторонниками перемен как информационная и дискуссионная платформа». В числе координаторов-аналитиков значились господа Оксана Крищанович, Людмила Захаренко, Ирина Давидович, Станислав Храповицкий, Ирина Яскевич, Галина Смирнова, Владимир Шанцев — все как один так или иначе связанные с Объединенной гражданской партией. Одной из статей расходов были указаны издержки на содержание офисов центров, адреса которых удивительным образом совпадали с адресами офисов ОГП в регионах. Правда, на бумаге они превращались в офисы общественных инициатив и неправительственных организаций.

Разумеется, ОГП — не единственная политическая структура, которая в совершенстве освоила искусство грантоедства. Так, с февраля 2018-го по февраль 2019 года «Европейский фонд поддержки демократии» на 88 645 евро пилили сразу несколько политических структур. Это все та же ОГП, движение «За свободу» и Белорусская христианская демократия. Те самые, которые были застрельщиками попытки провести некий праймериз по выдвижению единого кандидата в Президенты от оппозиции, но переругались и дело завалили, не успев его начать. Каждый из лидеров этих контор курировал отдельные направления деятельности. Такие, как «Реформы местного самоуправления», «Приватизация земельных угодий. Оборот земли», «Реформирование судебной системы», «Реформа здравоохранения», «Внесение изменений и дополнений в Избирательный кодекс», «Равные права мужчин и женщин». Что там эти деятели нареформировали и наприватизировали, видно невооруженным глазом каждому разумному человеку. Попросту пускали пыль в глаза донорам, на протяжении достаточно длительного времени все были довольны.

ЕС, США через свое Агентство по международному развитию (USAID) аккумулировали правительственные деньги, например, под условный проект «Реализация демократии в Восточной Европе». Он дробится по структурам — прокладкам. Кто-то работает по Украине, кто-то по другим странам, кто-то непосредственно по Беларуси. И коль в Беларуси деятельность таких структур запрещена, все они действовали с сопредельных территорий — Польши, Литвы, Латвии, Украины.

Еще одна классическая схема — финансирование не зарегистрированного в Беларуси правозащитного центра «Весна». Его создатель Алесь Беляцкий зарегистрировал в Вильнюсе некоммерческую организацию Pavasaris Lietuva. На ее литовские счета перечислялись гранты иностранных доноров, которые в последующем обналичивались и ввозились членами ПЦ «Весна» в Беларусь.

Деньги шли преимущественно из США и ЕС. И схемой, подобной «Весне», пользовались разные организации. Так, только в Литве официально действовало около семи фондов-посредников (или, как мы уже говорили, — прокладок), примерно столько же в Польше.

Время шальных денег

Западная бюрократическая машина инертна и неповоротлива. Четверть века ей понадобилось для того, чтобы понять ущербность налаженной системы финансирования белорусской оппозиции. 

Пришло осознание, что миллионы за это время потрачены впустую. Растащены по щелям и заначкам титульной оппозицией, которая все это время водила своих кураторов за нос, создавая видимость работы.

Денежные потоки стали стремительно мельчать. Да и условия предоставления грантов постепенно ужесточались. Западники уже не верили на слово своим белорусским партнерам. Стали требовать подтверждения отчетов платежными документами. А иной раз и вовсе заявляли: вы сначала реализуйте проект, а потом уже получите компенсацию. «Титулам» жить стало очень неуютно, к главной электоральной кампании 2020 года они подошли изрядно потрепанными.

 Однако запрос на деньги никуда не делся. Далеко не без стороннего участия в Беларуси взращивался протестный потенциал. Умы людей разогревали деструктивные телеграм-каналы и прочие интернет-ресурсы. Масла в огонь подлил COVID-19, который отнюдь не добавил душевного равновесия, а наоборот. Слишком много сложилось и объективных, и искусственно созданных факторов, сформировавших весьма нервную атмосферу в белорусском обществе. А финансовые аппетиты местных кураторов и координаторов только росли.

Грантовые структуры их оперативно удовлетворить уже не могли. Там все проекты расписаны на год вперед, в острый политический момент зарезервированного ресурса не нашлось. Да и долгая это дорога. Деньги нужны были здесь и сейчас. Топка «революции» их жадно требовала. Вот тут и выскочили на авансцену ушлые ребята с идеей создания фондов солидарности.

Первыми были BYSOL, BY help Андрея Стрижака. Хотя прототипы этих финансовых черных дыр проявили себя чуть раньше. Еще в 2018-м, в преддверии 100-летия «Дня образования БНР», на сайте «Талака.Бай» господин Белоус из «Симбал.Бай» и блогеры Мотолько и Пальчис (первый нынче в бегах, а второй под следствием) открыли краудфандинговую площадку для сбора средств на организацию уличного мероприятия-концерта с участием белорусских альтернативных музыкантов. В течение непродолжительного времени было собрано около 60 тысяч белорусских рублей, что было использовано для покрытия расходов, связанных с организацией мероприятий.

Таким образом система была протестирована на практике. Ее реинкарнировали уже под выборы, когда сын экс-банкира Виктора Бабарико Эдуард создал платформу быстрого сбора средств Mola Mola. А далее вслед за фондами BYSOL, BY help стали появляться прокладочки помельче: Фонды спортивной, культурной солидарности, фонд СДЖ и прочие.

Цели они декларировали для массовой публики благозвучные, но надо понимать, что за общей мишурой стоит банальный заработок денег. Только BYSOL и BY help заявляли в свое время, что пропустили через себя примерно 8 миллионов долларов. При этом BYSOL говорил о трех миллионах. Но это заявлено. А сколько было денег на самом деле, реальному счету практически не поддается.

Для организаторов темных игр такой финансовый инструмент оказался куда более привлекательным, чем традиционная грантовая поддержка. Прежде всего тем, что он не требовал отчетности. Представьте себе обычное ведро, в которое вкидывают деньги отовсюду. Это ведро в руках держат Стрижак и ему подобные, и содержимым они вольны распоряжаться по своему собственному разумению.

Что такое деньги отовсюду? Скажем, уже упомянутые Нидерланды принимают решение быстро помочь неким белорусам. Они не будут идти окружным путем через давние фонды. Они вкидывают деньги напрямую в BYSOL. Были белорусские бизнесмены, которые посчитали, что выгоднее перекраситься и бросить вперед рубль, чтобы потом поднять 100. Есть живущие за рубежом небедные деятели, бывшие наши соотечественники, которые спят и видят нашу территорию в огне. Клич был брошен молящий и с виду благородный: помогите, кто может, белорусов избивают. На лекарства, на штрафы, на поддержку семей, помощь релокантам и т.д. и т.п. Градус эмоций зашкаливал, на этой волне в общую кормушку стали сбрасывать деньги и простые люди. Образовалась совершенно неконтролируемая финансовая помойка, хозяева которой помогали в большей степени себе, чем кому бы то ни было. Да, для видимости честности своей деятельности кое-кому они денег дали, широко это рекламируя, но лишь малую часть от того, что собрали.

К слову, уже схлынувший у нас эмоциональный градус все еще крепко держится в Европе. Пропажа людей, убийства, массовые изнасилования — европейский обыватель и многие тамошние политики до сих пор во все это верят. Там пропагандистская машина все еще вещает из всех утюгов, что в Беларуси продолжается революция. А наши деятели из сбежавших бывших «лидеров» якобы стачечных комитетов на голубом глазу врут, что заводы бастуют, люди пропадают. Популярные каналы все это вываливают в эфир, и европейский зритель информационное варево проглатывает.

Мы не станем в очередной раз напоминать о том, что происходило в стране в августе — сентябре. Картинки бесчинств бунтарей свежи в памяти у всех. Но пока европейцы продолжают верить в кровавые события в Беларуси, наши люди успокоились. Тысячи пропавших, убитых, изнасилованных так и не предъявлены. Пузырь невероятной лжи лопнул, перекачанный гнусностями. Да, есть по десятку-полтора наиболее радикально настроенных представителей дворовых чатов, которые больше напоминают сектантов. Но в целом эффективность чудовищной пропагандистской машины разбивается о совершенно другую реальность. И вот здесь к основным действующим лицам пришло понимание: период шальных денег закончился ровно тогда, когда прекратилась массовая истерика. Основная масса людей вернулась к состоянию, когда побудителем к действиям становится рассудок, а не эмоции. При таком раскладе слепо кидать деньги в ведро уже никто не станет, что мы сейчас и наблюдаем. Однако среди сбежавших координаторов бунтов есть люди неглупые. Они думают о завтрашнем дне, ведь кушать надо не только здесь и сейчас, но и там и потом. И здесь единственно возможным вариантом кормления может быть возвращение к прежним грантовым схемам финансирования. А за них надо побороться. И вот за рубежом формируется несколько центров, претендующих на роль лидеров белорусского протестного движения. Они уже начинают покусывать друг друга, но то ли еще будет. Сдается, что апофеоз битвы пауков в банке нас еще ждет.

Интриги над Нярисом

Итак, мы знаем, что первые ряды тех, кто пытался мутить воду в Беларуси, устремились за пределы страны. Причем многие заранее. Еще дней за 10—15 до основных событий. Это группировка «Честные люди», которая собиралась якобы справедливо считать голоса. Это изрядная часть штаба бабариканцев. Это представители СДЖ (движение Тихановского «Страна для жизни»). Ну а позже подтянулись и «первые лица». Уехала Тихановская со свитой. Точнее, сбежала свита и прихватила с собой Свету.

Ее, как известно, пригрели в Литве. Но поскольку как личность и самостоятельная фигура она из себя ничего не представляет, то рядом довольно быстро появился серый кардинал Франак Вячорко. Тут же подсуетился и второй кукловод — казначей Стрижак. У каждого из этих персонажей есть то, чего нет у двух других. У Светы узнаваемая мордашка, но нет сообразительности, как выгодней продать этот ресурс, да и стартового капитала для такого бизнеса тоже нет. У Стрижака он есть. Что-то от 8 миллионов в его карманах осело же. А скорее всего, даже больше, чем что-то. Но нет у него собственной мордашки, политической дальновидности и связей в западных влиятельных кабинетах и диаспоральных кругах. Связи есть у Вячорко, как и понимание того, в какую сторону играть дальше. В общем, троица прекрасно дополняет друг друга, почему и сошлась. И вообще, Стрижаку и Вячорко то ли очень повезло, то ли они настолько хитрые, что сумели сыграть на опережение. Из всех беглых бунтарей они сумели оторвать себе самую лучшую говорящую голову. Не умную и податливую.

Вячорко, надо отдать должное, весьма неглупый человек. Он понимает технологии манипуляции массовым сознанием. Недаром в свое время работал на радио «Свобода». Прошел Молдову, Грузию, Украину. Считается медиаэкспертом. Его хорошо обкатали на проектах развала стран. Стратегии информационных войн ему известны, и он знает, что делать.

В сторону Вильнюса было потянулись и некоторые участники движения СДЖ. Света по простоте душевной, может, и приютила бы их, но только что она решает. Буквально в течение месяца Франак Вячорко четко дает понять, что возле нее все места заняты. Лишние рты там никому не нужны. Ну разве что над подружкой Светы Марией Мороз сжалились, от кормушки пока не отталкивают. Да и то не сердоболия ради, а корысти для. Все же Мороз — экс-глава штаба Тихановской. Какая-никакая, а тоже голова говорящая.

У Вячорко есть и еще один важный ресурс. Еще на пике революционной борьбы он подтянул к себе наиболее агрессивные телеграм-каналы, завязался с одиозными дворовыми чатами. То есть у него есть выход на публику. Это при его непосредственном участии некоторое время назад планировались уличные марши. А блогер Пальчис по его указке лично ногами проходил накануне протестные маршруты.

Однако на данном этапе протест как инструмент свержения действующей власти уже не нужен. Этот момент упущен полностью, утрачен безвозвратно, что очевидно и самим беглым. Такая акция им необходима лишь в качестве картинки-подтверждения, что они еще способны влиять на умы и настроения масс в Беларуси. И если такая картинка будет, они смогут рассчитывать на финансирование своей деструктивной деятельности в перспективе. Иначе такие политэмигранты попросту никому не нужны. Вячорко отдает себе отчет в том, что его команда востребована ровно до тех пор, пока есть улица. Поэтому и первенство в верховодстве потенциальной толпой он никому отдавать не склонен. Но и прямо звать толпу за собой он тоже пока не решается. На это есть свои причины, о которых мы расскажем позже. Поэтому Франак сейчас в основном занят старательной зачисткой поля подле своей Светы. Ведь вокруг нее кругами ходят личности разной степени порядочности, желая откусить свой кусок. Это и небезызвестные Ковалькова, Кравцов, Радненков, Дылевский и некоторые блогеры, феминистки и осиротевшие остатки СДЖ. Вся эта многочисленная тусовка хочет кушать, но и Франак не меценат. Света — его. И такая корова нужна самому.

Стон за Бугом

Тем временем в Польше формируется еще одна группировка людей, объединенных любовью к денежным знакам от доверчивых грантодателей. Почему же именно в Польше? Да потому, что этот центр политэмиграции возглавляет Павел Латушко, имеющий там давние связи по дипломатической линии, а также относящийся к прочей оппозиционной публике с явным высокомерием. Ему крайне неохота толкаться локтями у литовской кормушки, которую очень уж плотно обступила всякая протестная чернь, не годящаяся ему в подметки. Пал Палыч как человек заносчивый, честолюбивый и очень амбициозный не желает стоять на одной панели с какой-то там Тихановской. Кто она? Бесталанная домохозяйка, которая случайно оказалась в гуще борьбы за финансы. А он в прошлом дипломат, министр культуры и большой театрал. Белая кость!

Так что не по чину ему топтаться у общего корыта. Надо придумывать собственное. И 26 октября 2020 года, всего через полтора месяца после бегства из страны, Латушко объявляет, что придумал: он возглавит в Польше структуру, названную Народным антикризисным управлением.

Формированием этой организации занимается господин Котов, также служивший когда-то в белорусском посольстве в Польше. В Беларуси он был известен как заместитель директора фонда «Дирекция Европейских игр 2019 года». Объединив усилия, экс-дипломаты начинают перетягивать в Польшу знакомых и незнакомых, стремясь поскорее представить НАУ влиятельной политической силой за рубежом. Поэтому не гнушаются самыми одиозными персонажами: в частности, за вопросы безопасности, МВД и обороны в структуре Латушко отвечает бывший ресторатор В. Прокопьев, как-то всерьез предлагавший «залить Минск кровью, иначе народ не поднять».

Деньги у польской эмиграции пока есть, но они с пугающей быстротой куда-то улетучиваются. К тем остаткам от 8 миллионов евро, которые насосали из европейских фондов и пожертвований литовские братья во главе с А. Стрижаком, приблизиться не удалось: бдительные охранители BYSOL-овских накоплений решительно пресекают такие попытки, иначе рискуют не прокормить себя, царицу Свету и ее многочисленный двор из блогеров и неудавшихся забастовщиков.

Сейчас у Латушко и его команды остается эфемерная надежда на другую женщину — Урсулу фон дер Ляйен. Как председатель Европейской комиссии она заявила в августе прошлого года, что Евросоюз готов предоставить 53 миллиона евро для поддержки Беларуси «в это трудное время». По словам чиновницы, деньги планируется выделить «гражданскому обществу Беларуси и уязвимым группам людей». Одной из таких групп, по мнению ее лидеров, является команда Павла Латушко. Она крайне уязвима перед лицом надвигающихся нищеты и забвения. 

Ведь они непрошеные новички на польском поле, где желают привычно пастись старожилы эмиграции. Средства на пропитание там изыскивают «Белорусский дом в Варшаве», «Белсат» и «Еврорадио», информационное бюро «Солидарность с Беларусью», редакции ряда интернет-изданий. Недавно к ним присоединились новые фондики и сообщества типа Байпола. Они мелкие, но злые, потому что голодные. Ситуацию, царящую в эмигрантской Польше, отлично иллюстрирует, например, недавняя драка бывшего молодофронтовца Филиппа Шаврова с главой фонда «Запад-Восток» Александром Малащуком. В центре Варшавы эти деятели до крови мутузили друг друга, не поделив площадку для своих мероприятий. Ведь быть замеченным — значит стать обеспеченным. Конкуренция за то, чтобы удостоиться высочайшего внимания Урсулы фон дер Ляйен с ее миллионами, идет жесточайшая. 

Но денежки, понятное дело, надо заслужить. В этом деле Павел Латушко вряд ли опустится до площадной драки. У него есть другие ресурсы. Главный из них — эмоции простых белорусов.

А что над Днепром?

Ситуация в Украине еще печальнее и веселее одновременно. Она напоминает полевой лагерь казачьей вольницы, где в каждом курене свой атаман. Случилось так потому, что после августа 2020 сюда бросилась самая неимущая часть активистов, у которых не было ни связей, ни средств на жизнь в Польше или Литве. Отсутствие визового режима и языкового барьера стало причиной, по которой в Киев понаехали наиболее маргинальные персонажи — от заводских бузотеров до студентов, так и не успевших приступить к учебе. Ютятся по трое-четверо в съемных однушках, при этом каждая такая группка желает представлять из себя мало-мальскую организацию, готовую принимать пожертвования хоть от белорусских сердобольных граждан, хоть от украинских структур, хоть от европейских грантодателей. Если ты выехал в Украину и еще не создал свой фонд — ты какой-то ненастоящий эмигрант. 

Среди этого пестрого разнообразия уже выделились следующие организации: 

— «Белорусский антикризисный центр» во Львове — проект украинского Международного волонтерского фонда «Наш Дом» (не путать с «Домом» Ольги Карач); 

— «Белорусский информационный центр», один из сооснователей которого — небезызвестный Вячеслав Сивчик, лидер оппозиционного движения «Разам»; 

— «Родны Кут» — инициатива, призванная решать в Украине вопросы проживания и питания для беглецов из Беларуси;

— FreeBelarusCenter. Его координатор Полина Бродик ранее вела проекты Центра гражданских свобод, финансируемого «Открытым обществом» Дж. Сороса. Сооснователем FreeBelarusCenter выступает украинский центр прав человека «Змiна», осуществляющий деятельность за счет средств, поступающих из посольств Чехии и Нидерландов, госдепартамента США. Центр обещал платить стипендии белорусским активистам и журналистам, что позволит им работать в украинских и зарубежных профильных организациях (как будто нам было мало польских экстремистских каналов). К этой структуре присоседился и Антон Родненков, бывший пресс-секретарь неудавшегося «координационного совета»;

— Антикризисный центр «Белорусский Дом» — инициатива, оказывающая эмигрантам посреднические услуги по трудоустройству, поиску жилья, получению образования. Один из основных координаторов — Е. Филатова, член так называемой «Народнай грамады». 

Вся эта тусовка (и множество к ней примкнувших) занимается не столько сбором теплых вещей и суповых концентратов, сколько мобилизацией политического актива из числа молодых эмигрантов.

А этот актив в свою очередь пытаются оседлать украинские националистические организации, нуждающиеся в притоке свежей крови. Например, один из юных белорусских политэмигрантов в закрытом чате жаловался своим соратникам, что «везде рулит Малюта».

Напомним, что Малюта, он же Боцман, — это Сергей Коротких, неонацист, бывший когда-то членом радикальных российских РНЕ и Национал-социалистического общества. Коротких отличился мастерской закладкой фугасов в Донбассе, воюя в составе батальона «Азов», за что и получил из рук бывшего президента Порошенко паспорт гражданина Украины. Теперь сам торгует, правда, не гражданством, а пока лишь видами на жительство (ВНЖ) в Украине.

В различных эмигрантских интернет-сообществах живо обсуждается этот факт: 

«ВНЖ за посещение мероприятий Малюты оговаривается заранее, насколько мне известно. Малюта помогает с ВНЖ, на работу берет. Но за это ты должен ходить на его мероприятия».

О том, как выглядят такие мероприятия, возмущенно рассказывает другой пользователь:

«Впервые стыдно, что принял участие в марше непонятных агрессивных титушек, ни одного из которых ранее не видел. Со стороны наш марш выглядел как куча каких-то бандитов и немного белорусов… На месте организаторов я бы не звал массовку на акции, пусть будет даже только пять-десять человек, но это будут настоящие белорусы и украинцы, которые поддерживают нас, а не радикально настроенные, явно проплаченные молодые люди определенных взглядов».

Когда от молодых белорусских оппозиционеров ненадолго отстают местные националисты, за них принимается СБУ. Пользователи интернет-чатов активно рассказывают друг другу, как их вызывают «на беседы» в украинскую спецслужбу и как это напрягает. Еще немалая часть душевного здоровья уходит на грызню между собой. Дня не проходит, чтобы активисты не обнаруживали в своих рядах новых агентов КГБ, количество которых давно уже превысило реальную штатную численность комитета. В результате регулярные взаимные обвинения в попытках перетянуть на себя одеяло, то есть финансовое покровительство западных и местных доноров. 

Вся эта гремучая смесь, варящаяся в котле южнее Припяти, тоже жаждет шанса показать себя полезной в деле расшатывания белорусской государственности. Мотив все тот же, что у коллег из Литвы и Польши: очень хочется кушать.

Фактор Карач

Помимо эмигрантских клубков в сопредельных странах, в борьбу за финансовую подпитку включились и отдельные политические бойцы старой закалки, вдруг сообразившие, что от белорусской «революции» отчетливо запахло деньгами. Например, бывший спецназовец Игорь Макар, о котором не было ничего слышно с 2006 года, внезапно ворвался в протестный движ. Пошукав по своим сусекам, он аккурат к 2020 году обнаружил там буквально залежи компромата, который и начал усиленно втюхивать то белорусскому государству (через посольство в Литве), то неполживым СМИ и доверчивым пользователям интернета через телеграм-каналы, Zoom-конференции и протестные чаты.

Трагедию Макара можно понять: в свое время он оказался никому не нужен на Западе, и вот теперь, когда на горизонте засияли долгожданные пачки евро, оказалось, что на них покушается кучка каких-то новых оппозиционеров, которые даже не успели помыкаться по европейской чужбине. Ситуацию требовалось срочно исправлять, тогда-то и всплыли некие аудиозаписи, до которых никому не было дела 15 лет, а сам Макар начал карабкаться на вершину оппозиционной пирамиды, назначив себя координатором «дворовых чатов» — сети мелких интернет-сообществ в спальных районах Минска. Заодно пообещал сплотить и блогеров.

Немудрено, что сейчас он близко сошелся с еще одной проснувшейся от спячки воительницей — лидером зарегистрированного в Чехии Международного центра гражданских инициатив «Наш дом» Ольгой Карач. Об этой даме, покинувшей Беларусь еще в марте прошлого года, ничего не было слышно в самые горячие месяцы 2020-го. А потом, видимо, и до нее дошло, что «они собираются делить наши деньги». Кстати, о привлекаемых ею западных грантах она весьма цинично отзывалась еще год назад. Цитата из интервью изданию «Наша нива»: 

«На самом деле если говорить о финансовой стороне, то деньги можно получить под какие угодно проекты… Я даже не знаю, под что сегодня нельзя получить деньги при большом желании. Можно получать деньги под борьбу за права трансгендеров, можно получать деньги под борьбу против прав трансгендеров — на это тоже выделяются средства, просто из разных структур».

Покинув страну, Карач безбедно жила в Литве, получая деньги «под какие угодно проекты». Сняла дом под Вильнюсом, трудоустроила в «Наш дом» мужа… Будущее казалось безоблачным, пока на Литву не обрушился целый десант политических беглецов, явно претендовавших на европейскую денежную помощь.

Да и пожертвования белорусского бизнеса почему-то потекли не в карман Ольги, а в фонды BYSOL и BY help, не собиравшиеся делиться с долгожительницей грантоедства. Что делать в такой неприятной обстановке? То же, что и Макару: немедленно включаться в борьбу за денежные знаки. И вот уже эфир сотрясает полубезумное обращение Ольги Карач к Владимиру Путину, где она, сверкая глазами, «по праву крови» выставляет Президенту России какие-то требования… А затем она же, но уже в паре с Макаром выходит в эфир одной из закрытых Zoom-конференций, где прилюдно обсуждает возможные действия оппозиции по дестабилизации обстановки в стране силовым путем. В частности, звучат идеи о проведении информационно-психологических акций, направленных на сотрудников правоохранительных органов, дабы склонить их к переходу на сторону протестующих.

Фрагмент онлайн-конференции от 5 марта:

О. Карач: Конечно, и для женщин будет очень много инструкций. Я считаю, что это важно, когда они могут своими слезами заблокировать в каких-то моментах сотрудников милиции. Мы это довольно успешно использовали. Все эти инструкции будут ближе к дню икс. Это произойдет в ближайшее время, но к этому времени ряд вещей надо подготовить.

Каких вещей? Это никто не собирается скрывать. Например, дальше парочка Макар и Карач оживленно обсуждает вариант закупки форменного милицейского обмундирования и щитов, которые в последующем будут демонстративно сложены лжесотрудниками МВД. Этот процесс, разумеется, будет массово тиражироваться в информационном поле. Дальше Макар обещает дать инструкции по поводу изготовления самодельных бронежилетов. 

В другой схожей онлайн-трансляции он признается, что из всех представителей оппозиции самые тесные отношения у него сложились с Ольгой Карач. Чему удивляться? Опасения потерять шкуру неубитого медведя, обещанную Еврокомиссией, у них абсолютно одинаковые.

Итак, перед литовским, польским, украинским эмигрантскими центрами и отдельными политическими авантюристами вроде Карач и Макара сейчас остро встал вопрос, без преувеличения, жизни и смерти. Будет ли жить белорусская оппозиция за рубежом? Это зависит только от того, сумеет ли она обратить на себя внимание западных спонсоров. А те, разочарованные фактом впустую потраченных денег на огульную поддержку невидимых «жертв режима», как уже говорилось, планируют перераспределить финансовые потоки, вернув их в русло привычных европейских грантов на различные программы «демократизации Беларуси». Только теперь никто не станет платить за красивые глаза: потребуют не только строгой отчетности, но и, главное, явной поддержки того или иного лидера населением страны.

И тут наши зарубежные деятели отчаянно боятся сесть в лужу. Они оказались в ситуации, когда и хочется, и колется. Заметьте, пока никто из них публично (кроме как в закрытых чатиках) не решился объявить себя пламенным вождем революции. Потому что в случае, когда народ такого лидера не признает и массово не поддержит, у него как у не сумевшего доказать, что пользуется доверием внутри своей страны, есть немалый шанс превратиться в политический труп. А дальше все — ни сладких грантов, ни вилл под Вильнюсом, ни напряженной, но многообещающей эмигрантской деятельности… Как же бедняги будут доказывать свою полезность, одновременно не рискуя собственным будущим?

О том, как они в ближайшее время собираются решать этот непростой ребус, мы расскажем в следующей публикации.

Источник: sb.by.