ЖЁЛТЫЕ СЛИВЫ
Главная » МИР » Обратная сторона разочарования

Обратная сторона разочарования

Вот не просто так в СССР говорили: «Сегодня ты играешь джаз, а завтра – Родину продашь». Что-то знали они о совокупном влиянии фрагментов идеологии на сознание. А мы вот через столько лет подзабыли и, как следствие, и получаем…

И это мы не только о трагических событиях, произошедших в Казани, не только об активисте движения Навального и постоянном участнике митингов, который это всё и устроил. Мы о деградации протестных движений, и к чему это всё приводит в итоге. Ведь навальнёнок не просто так решил, что он бог, и не просто так пошел убивать детей. Это всё последствия разочарования в том, что он считал нужным и правильным, это осознание реальности, которое его мозг просто не смог принять.

Их идола посадили, движение развалилось, штабы закрылись, выяснилось, что деньги, которые они жертвовали организации, шли банальным мошенникам. Вся их реальность просто рухнула, а некоторые с таким ударом судьбы справиться не могут. Ведь только что их было большинство, они вот-вот должны были всё изменить, они уже пробили билет на поезд в свое светлое будущее, а это всё оказалось только иллюзией. Иллюзия ещё жила в их замкнутом мирке закрытых чатов, но и там её уже стало невозможно поддерживать. А с таким разочарованием не все способны справиться, многие видят выход только в радикальных действиях, или попросту сходят с ума. Именно из-за этого механизма захлебнувшиеся протесты иногда могут превращаться в террористические организации: все сумевшие принять реальность от протеста отваливаются, остаются только фанатики с перманентным реактивным психозом.

Сдувшийся протест Навального

И это касается не только движения Навального, у нас сейчас проходят точно такие процессы. Сдувшийся протест уже потерял практических всех адекватных людей. Последние способные осознавать реальность уходят – остаются только люди с уже поврежденной психикой. Они живут в радикальных чатах, где их всё еще большинство, и они вот-вот победят. И когда реальность всё же проломает барьер, воздвигнутый убежденностью в собственной исключительности, с этим смогут справиться удаётся далеко не всем.

Скептики спросят: почему первый такой эпизод произошел в России, а не у нас? Тут всё просто, Россия гораздо больше, и вовлеченных в протесты там было больше. Вопрос статистической вероятности, но для нас позвенел очень тревожный звоночек. Людей, вовлечённых в протест, у нас гораздо меньше, но и протест размывался гораздо дольше. И вероятность того, что завтра спятивший змагар просто пойдет убивать людей, увы, совершенно не нулевая.