Змагары

О продолжающемся хейте, грязи и отчетах

Несколько дней назад в мой адрес вышел очередной, говоря современным языком, дис. Это должно было быть интервью о человеке и его взглядах на события. Странно только то, что высказывания в мой адрес, заняли самую большую часть видео — целых 10 минут из 50. И озвучивал это человек, с которым мне довелось рука об руку работать во время самого пика революции, происходившей в 2020 году. Да, если вы не в курсе — то это Ян Рудик. И мы с ним какое-то время очень даже хорошо ладили. Но вот дальше что-то пошло не так. 

И знаете, мне всё чаще начинает казаться, что интерес к моей персоне как-то уж слишком нездорово подогревается. А отдельные журналисты и издания до сих усиленно пытаются найти на меня что-нибудь горяченькое и грязное. Что же, желаю удачи. Ведь травить человека, находящегося в заключении — это, видимо, новая веха журналистского мастерства и профессиональной этики у части белорусских журналистов.

Более того — интересно было это услышать прямо перед выходом нового доклада ICAO. Тем более, что выпустили обо мне говорить человека, про возможную роль которого я неоднократно говорил ранее. Если забыли, то там целый спектр удивительных совпадений: одно из должностных лиц ТГ-каналов пыталось поставить на мое место ещё заранее, не говоря мне; это человек, напрямую связанный с одной из групп киберпартизан, занимавшихся рассылками сообщений о бомбах в госучреждениях и взломах сайтов и так далее. 

К тому же, уже в который раз прямо перед выходом новых и уточненных версий доклада каждый раз начинается шум. Вот только после его выхода, почему-то, всё так же быстро затихает. Почему? Да потому что там нет ничего нового. Да, были определенные нарушения с белорусской стороны вроде слишком долгой эвакуации и якобы неоправданное применение «красного кода» для воздушного судна. В остально же доклад состоит из кучи технических деталей и хронологии. И нет никаких прямых обвинений белорусской стороны. Не верите? Вот ссылка, изучите 80-страничный доклад сами. Я это уже сделал, если что.

Скажу лишь то, что очень многие носятся и машут этим докладом как неким доказательством. Вот только есть одно «но» — кто бы что не говорил, но для меня все эти доклады не значат ровным счетом ничего. Потому как на мою текущую жизнь и будущее это ну никак не влияет. И не может повлиять. Максимум — попытка давления на государственную систему с помощью уже порядком заезженной темы.

Но я не буду строить у себя в голове и на бумаге теории заговора. Отмечу только то, что просить высказаться на мой счет человека, которого по чисто случайному стечению обстоятельств планировали поставить на мое место ещё за несколько недель до посадки самолета — как минимум странно.

А теперь к сути.

Не буду пересказывать всё, что звучало в том интервью в мой адрес. Если кратко, то вот основные пункты:

— словил звездную болезнь;

— любил везде пиариться и раздавать интервью журналистам;

— тащился от своей роли «главного редактора» и очень этим понтовался;

— я ничего и ни на каком этапе не решал.

И на десерт. Я, оказывается «смешной балабол».

Что же, давайте разбираться. И для этого я впервые раскрою вам некоторые факты из внутренней кухни всего происходившего в те месяцы в редакции Nexta.

Начнем с заявления о том, что я любил пиариться и раздавать интервью. Изначально все интервью и комментарии, на правах директора Нехты раздавал сам Степан. И это очень легко проверяется по запросам в гугле и ютубе. Но в какой-то момент, когда популярность проекта стала стремительными темпами расти, а количество запросов от журналистов стало превышать разумные рамки, общаться с прессой было поручено мне. Мне к рабочим обязанностям фактически добавили роль пресс-секретаря.

Вот только это не вызвало у меня большого энтузиазма, так как нагрузка и так была большой. И получить ещё одну обязаловку, когда работы и так по горло, едва ли у кого-то вызовет положительные эмоции.

Впрочем, иногда очень даже справлялись и без меня — когда в редакцию приехал снимать Юра Дудь, меня вовсе и не думали предупреждать. Тем более, что в тот день я был то ли выходной, то ли должен был выйти только в вечернюю смену. Позвонили мне только тогда, когда сам Юра попросил меня приехать, чтобы познакомиться. Это к вопросу о том, кто и как сильно хотел пиариться.

Теперь пара фактов о том, что я хвалился ролью главного редактора и всё в таком духе. Вот вам пара фактов, о которых Ян почему-то решил умолчать.

Во-первых, я настолько любил роль главреда, что

последние недели почему-то настоял на том, чтобы меня сняли с роли главреда и перевели на ставку обычного журналиста-новостника. 

Во-вторых, видимо по чистой случайности, Ян забыл сказать, что

в Вильнюс я изначально должен был ехать просто как представитель Нехты.

Ведь негоже, чтобы в политическом центре не было представителей самого влиятельного на тот момент медиаресурса страны. Говоря политическими терминами, я собственноручно отказался от должности премьера, чтобы стать… послом. 

Но ушел я действительно сам, это факт. Для этого было много причин. Но прежде всего — личный конфликт со Степаном и то, что я не хотел нести ответственность в случае введения тех изменений и реформ внутри издания, которые обсуждались. Вроде открытия «российского филиала». А ещё потому, что ясно видел, как издание с самым большим количеством достоверных и эксклюзивных новостей стало превращаться в нечто одиозное и быстро скатывающееся в некое подобие «Хартии». Которую последние годы в цивилизованном обществе упоминать — моветон. А я, фактически не обладая правом голоса в плане принятия важных решений касательно развития проекта, не мог на это повлиять.

Что касается гордости. Да, я действительно гордился тем, что был частью проекта Нехта и непосредственно статистическими показателями ресурса. И да, я иногда относился к ресурсу как к собственному детищу. Потому что я отдавал проекту все свои силы и время. И искренне болел тем, что делал и тем, что происходило. Как гордился и тем, что будучи главным редактором (в свои 24 года) сделал на какое-то время проект самым читаемым русскоязычным СМИ в мире. 

По поводу того, что я ничего не решал внутри редакции. Смешно слышать это от человека, который регулярно приходил на работу с опозданиями на 2-3 часа и за смену зачастую писал 2-3 поста, всё остальное время сидев, закинув ноги на стол и говоря про смешные мемы на Лухту (для тех, кто не знал — это третий канал Нехты, изначально запускавшийся как проект про юмор и мемы на тему ситуации в стране)

То, что я давал журналистам в редакции свободу действий — признак доверия, а не пофигизма. Хотя последнее слово по публикации многих важных новостей, вычитка текстов от различного рода ошибок и подсказки по темам, было как раз на мне. И ответственность за все в глазах общественности тоже была на мне. Потому что никто другой не хотел брать ответственность за публикации. И тем более происходящие события на себя. 

И, после моего ухода, кажется никто больше не рискнул публично заявить, что он за всё лично отвечает. А я отвечаю. До сих пор. И морально, и перед белорусским законом.

Теперь немного о «звездной болезни».

Ещё одно крайне забавное заявление. Которое рушится, как только включается логика. Где и перед кем у меня могла быть звездная болезнь? Может быть в те моменты, когда один за другим шли локдауны? Когда жизнь состояла исключительно из маршрута «дом-офис-дом» как в Варшаве, так и в Вильнюсе? Когда я по собственной воле ушел из медийных позиций и тихо занимался своей работой, связанной с протестами? 

Все люди, которые меня знают достаточно хорошо, прекрасно осознают, что я никогда не гнался за славой или известностью. Вообще никогда. То, чего я хотел от жизни — признания. Признания от окружающих людей того факта, что я на что-то способен, простого признания того факта, что я всю свою жизнь старался посвятить служению каким-то искренним идеям. А потом я столкнулся с ежедневными реалиями политических структур и некоторыми людьми, для которых пойти по головам и бросить человека в самое жерло силовых структур — это раз плюнуть. Просто потому, что так хочется.

А теперь переходим к самому смешному и абсурдному заявлению. Ага, про балабола.

Точнее даже не про балабола, а про «орного пиз**бола», как заявил прямо во время интервью Рудик. Мое воспитание не позволяет публично употреблять нецензурные слова вне пределов личного общения, поэтому обойдемся более цензурной версией.

Вообще, на этой фразе я долго хохотал, потому что услышать такую фразу от него особенно смешно. И раз уж мой экс-коллега позволил себе публично порассуждать про мою личность, то позволю себе рассказать про него и вам. А уж вы, дорогие читатели, сами сделаете вывод о том, кто же тут балабол.

Всё дело в том, что политические ориентации автора «диса» в мой адерс неоднократно менялись — он каким-то замечательным образом то находился в «тусовках» ультраправых и даже администрировал ряд групп в ВК, то уже входил в тусовку нацболов и анархистов. Как у человека могли меняться взгляды на диаметрально противоположные? Всё просто — зависело от того, где были хоть какие-то деньги и где можно было выпить не за свой счет.

Но самое удивительное в том, что каким-то образом его за все эти годы не то что ни разу не задерживали, а он ещё умудрился и попасть на работу на госТВ после всего этого. Причем не абы куда, а прямиком на ОНТ. 

Впрочем, отсутствие четких политических взглядов объясняется просто. Человека отнюдь не интересует политика или революция — в приоритет ставятся деньги. Я прекрасно помню, как он сам сказал мне примерно так: «Мне всё равно, как и что. Я буду в любом случае целовать ту руку, которая платит мне деньги». В оригинале, правда, было чуть более нецензурно и слово «песо» вместо «деньги». Но сути это не меняет.

Теперь немного про работу. Ян зачем-то упомянул, что я чуть ли не на каждом углу хвастался фактом того, что поработал «чуть ли не во всех редакциях мира». Во-первых, это абсолютная ложь. Во-вторых, потому что это долгое время была самая распространенная тема, по которой меня всегда пытались троллить и подкалывать. Причем ещё до 2020 года. И это были подколки в мой адрес, а не мои слова. Но ему то может быть виднее? И снова нет.

Да, я действительно в свое время поменял достаточно много мест работы. Но

выслушивать такие слова от человека, которого последовательно выгоняли с работы на ОНТ, Белсате, Нехте, а после и из штаба в Вильнюсе — это смешно.

А знаете почему? Потому что постоянные прогулы и опоздания, полное отсутсвие работоспособности, заваленные дедлайны и раздолбайство в целом. 

Я прекрасно помню то, как это было в Нехте. И знаете почему Ян продержался какое-то время? Потому что постоянно разгонял какую-то смешную чушь, имел в арсенале коронные фразочки и изрядно веселил коллектив. То есть да, ни черта не работал, но создавал разряженную атмосферу. 

По чистой случайности, как раз это описание идеально подходит под определение «смешной балабол», не правда ли?

P.S. Ян, персонально для тебя. Да, я действительно искал твой прямой контакт. Но только для того, чтобы лично передать тебе кое-какую информацию, которая касается напрямую тебя. И не более того. Потому что говорить мне с тобой не о чем.

Источник: SPRAVA

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»