Змагары

Выпала Рогатка

Чудеса под Новый год случаются! Почти что перед самыми курантами пришла замечательная новость из инфернально-виртуального мира: у мотольки выпала рогатка! И шампанское будто заиграло новым вкусом.

Выпала рогатка – это и сиюминутный диагноз, и состояние белорусских эмигрантов – по словам человека, информированного со всех сторон.

Но обо всем по порядку.

Преамбула

Торопливее всех, пожалуй, летом-осенью 2020 года за границу бежали новые медиа: порталы, сайты, глянцы, каналы, блогеры… Многих даже попросту «вывозили». Одной из таких вывезенных была Анастасия Рогатко – рогатка для Мотольки («Падение романовых», 12.06.21., «СБ. Беларусь сегодня»).

Для раздачи денег таким беглым – низависимым! – экстремистка Саша Романова организовала «Инфопойнт». Став для всех недожурналистов, по сути, бандершей: ведь повестку, за которую только и платят деньги, штабы и управления передавали экстремистским СМИ через нее.

С одним исключением: поскольку Рогатка, можно сказать, просто торчала из Мотольки, то она одновременно была и главредом «СМИ с поехавшими кукухами», и руководителем отдела коммуникаций гуайдихи («А годы летят», 08.09.21., «СБ. Беларусь сегодня») . Из этой рогатки по Беларуси стреляли дерьмецом.

Вы скажете, так же нельзя, это же конфликт интересов, не может сотрудник пусть даже недоделанных политиков одновременно быть и пусть даже недо-, но журналистом? Это ж попрание всех западных ценностей! И будете правы – и они это сами даже и понимают.

«Так не делается, – заявляла сама Настя, — но на то были причины». То есть обычно люди не гадят, как лошади. Но у невероятных так: если есть причина – только в путь. А что рогатка сзади выпадет – ну, подберем, чё, оботрем и обратно воткнем.

Амбула

31 декабря 2022 года Настя Рогатка объявила, что ее таки поперли из главредов поехавших кукух. Это, безусловно, радость, но не вся. Потому что, уходя, она решила поделиться тем, о чем «молчала, не писала, не делилась».

И вот это действительно радость. Потому как те места, в которые три последних года она обреталась, вернее, те голоса, которые оттуда слышны, – это и есть истинное отношение беглых к себе. К своей бывшей стране. К совокупным перспективам.

Вот их выводы. Наблюдаемый факт первый: вы даже не представляете себе, какие зловонные люди собрались в беглой политике (она это так называет, ну – пусть ее). Что приходится выносить и перетерпливать, чтобы только разговаривать с ними. Ведь пытаясь, к примеру, решить «важный вопрос и неоднократно вступая в диалоги, ты узнаешь», что на самом деле одного там больше всего волнуют проблемы (его) ЛГБТ. А другую – вопрос, продлят или нет (ей) визу.

Звучит первая барабанная дробь – и нас одаривают первым выводом: «Но других, менее испорченных людей, у которых да, есть личные интересы, для ожидаемых нами всеми изменений у вас, эмигрантов, – нет!» Смиритесь. И постарайтесь получить удовольствие. От своей роли и места. Как я.

Наблюдаемый факт второй: «Свободное общество всегда работает по принципу большинства» — это, на минутку, цитата. И если мы, беглые, не убедили большинство в том, продолжается мысль, что нужно любить родную мову или, не знаю, быть не в союзе с Россией, то… перемен не произойдет.

Барабанная дробь – и титрами появляется рейтинг рогаток, романовых и обслуживаемых ими. Он низок. Потому как большинство они не убедили – ни тогда, летом-осенью 20-го. Ни потом. Ни сейчас.

Но до них самих это не дошло. До сих пор.

Медиа

Многим беглым, оказывается, представляется, что сам факт «выживания низависимых медиа» есть успех. Это фиаско, братан, честно подводит итог на прощанье Рогатка. Говорит это всем эмигрантам, другого слова она подбирать не стала.

Со своего места ей хорошо видно: «эмигранты» — слово правильное.

«Мы с вами смеялись над «Хартией» несколько лет назад, когда видели, в какой параллельной реальности она существует по отношению ко всему, что происходит в Беларуси. Теперь мы сами проходим проверку «Хартией», и я не уверена, что мы все ее проходим», — напоминает бывшая главредка кукушек.

Да чё там политесы разводить: не проходите. И не проходили, кстати, сразу: ишшо чуть-чуть, пад-наж-мем, через неделю, праз месяц, к новому году, к дню неволи… — все эти пшик-призывы в чудовищных количествах производили как раз новые медиа. А не старая, побитая жизнью, нездоровая и больная на голову Радина.

Не прошли проверку. «Аудитория наша уменьшается и мы перестаем быть актуальными», — подводит итоги своей медиажизни неплохо в ней, однако, устроившаяся недожурналистка.

«У нас слишком разный быт, — констатирует Рогатка, — с теми, кто живет в Беларуси». Даже интересно, в чем же? «Люди в эмиграции гораздо больше волнуются о визах, ВНЖ, каких-то склоках, даже разборках в демсилах…» — ну да, понимаем, как же. И еще ж об ЛГБТ, да?

Действительно, совершенно разный у нас быт. Никакого сравнения с вашей невероятной жизнью.

Барабанная дробь


Просто несколько цитат.
«Кажется, мы начали запрещать себе радоваться, считать неуместным смех и все проявления какой бы то ни было жизни», — оправдывается рогатка с повешенной теперь на гвоздь резинкой. И это ж вы только-только начинаете знакомиться с той борьбой за выживание, которая в системе западных ценностей и называется жизнью! Вашей эмигрантской никому больше не нужной и не интересной жизнью.

«Прошу всех помнить: критиковать нужно, травить нельзя». Думаете, ждать рогаток с извинениями – учителям, чиновникам, журналистам, судьям, силовикам… ждать?

«Нельзя не чувствовать ответственности за то, что мы делаем друг с другом». За подожженные машины и дома, порезанные колеса, запененные двери и замки – ждать от невероятных раскаяния? За ночные звонки и шквалы сообщений, за листовки в ящиках и подъездах и надписи на стенах домов, за валидолы родных и близких, за страх в глазах детей – ожидать от них слов сожаления? Просьб прощения?

Вряд ли. Вот почему.


«За два года я видела очень много людей, которые приходили и говорили: «Я знаю, как надо. Я сейчас изменю все». Через две недели они оказывались в депрессии, очень многие ломались, и больше их не было видно в движении».

А мы, белорусы, это видели и десять лет назад, и в августе 20-го – и потом, когда вы, желавшие написать на улице Конституцию, впадали в депрессии, а также в экстремизм и в терроризм. Истерили на публику – и сбегали от любой ответственности. Но упорно не желали примерить свои же слова на себя.

Вы — тупые. Тупые рогатки. Барабанная дробь. 

Источник: Накипело.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»